Времена уходят – спектакли остаются

Posted by Елена Бурова on

Сто пятидесятый спектакль «Скрипач на крыше» на основе пьесы Джозефа Стайна и поставленного в Нью-Йорке в 1964 году мюзикла Джерри Бока был дан в Молодёжном театре Узбекистана.

Спектакль-долгожитель – это очень большое и знаменательное событие в жизни любого театра. К примеру, знаменитая рок-опера «Юнона» и «Авось» была поставлена в Марком Захаровым в театре Ленком в 1981 году. Спектакль и сегодня идёт с неизменным успехом – и до сих пор это один из самых кассовых спектаклей театра, спрос на который не уменьшается, несмотря на сменившийся состав исполнителей и очень приличные цены на билеты. На момент празднования двадцатилетия спектакля в 2002 году количество сыгранных спектаклей составило восемьсот!

Спектакль «Скрипач на крыше» в Молодёжном театре Узбекистана можно назвать младшим братом в семье спектаклей-долгожителей, который в мае этого года отпразднует свое двадцатилетие.

Самый первый спектакль «Скрипач на крыше», поставленный заслуженным деятелем искусств Узбекистана Наби Абдурахмановым, был сыгран 14 мая 1995 года на сцене тогда ещё Театра юного зрителя (так назывался театр до того, как он обрёл статус Молодёжного театра Узбекистана).

Картина Марка Шагала «Скрипач»

В театре – это достаточно редкое явление, чтобы спектакль шёл на протяжении более пятнадцати лет, без перерывов, с большим и неизменным успехом у зрителей. В Ташкенте есть театралы, которые уже смотрели спектакль раз двадцать,  не меньше. И каждый раз, уходя с очередного просмотра «Скрипача на крыше», они обещают ещё раз прийти на свой любимый спектакль.

За двадцать лет своей сценической жизни у спектакля сложилась очень интересная биография. И если бы это был живой человек, он мог бы рассказать следующее.

Работа над спектаклем началась в трудный для театра период, когда происходил очень нелегкий процесс переформирования труппы: в театре оставалось несколько артистов старого, тюзовского, поколения и уже серьёзно заявляли о себе молодые студенты двух курсов Наби Абдурахманова из театрального института, которые параллельно являлись учащимися школы- студии при театре. И большинство ролей в спектакле получили именно молодые – ещё студенты, но уже артисты.

Для многих этот спектакль стал первой настоящей серьёзной работой, которая требовала высокого мастерства. И многие учились этому мастерству в ходе многочисленных репетиций. Было сыграно большое количество этюдов, что-то получалось сразу, а на что-то уходили недели и месяцы репетиций. На некоторые возрастные роли было очень необычное распределение, когда исполнителями стояли артисты, которых разделяла большая возрастная разница. К примеру, на роль пожилой свахи Енты режиссёр поставил опытную актрису со стажем Татьяну Смирнову, проработавшую к тому времени в театре уже более двадцати лет, и студентку третьего курса театрального института Малику Искандарову, стаж пребывания в театре которой не доходил к тому времени и до пяти лет. И это себя оправдало: при всей опытности старшей актрисы премьеру спектакля играла именно Малика Искандарова, которая на протяжении многих лет потом оставалась и остаётся почти бессменной исполнительницей этой роли. Даже будучи на восьмом месяце беременности, она выходила на сцену и со всей отдачей исполняла своё актёрское служение. Причём интересно было наблюдать рядом с ней актрису театра Фатиму Режаметову, исполняющую в этом спектакле роль жены главного героя Тевье-молочника Голду, которая тоже была на восьмом месяце беременности. Но это никак не сказывалось на качестве игры двух талантливых актрис, наоборот, было ощущение, что актрисы играют на каком-то особом подъёме чувств, эмоций, сил. Сами актрисы очень легко, весело шутили над этой ситуацией.

Роль Енты, с лёгкой подачи режиссёра, для заслуженной артистки Узбекистана Малики Искандаровой оказалась «на вырост»: годы идут, а актриса в роли только растёт, без страха, что возраст «отнимет» у неё эту роль. Точно также как роль Голды, которую с самого начала и до сих пор бессменно исполняет заслуженная артистка Узбекистана Фатима Режаметова. Всякий раз при выходе актрисы после спектакля на поклон зал, аплодируя стоя, приветствует и благодарит её за талант и самоотдачу в этой роли.

Сцена из спектакля

А вот роль Скрипача на крыше пропустили через себя уже три исполнителя. Первым из них был студент третьего курса театрального института Олег Родовильский. Им был создан очень точный и выразительный образ.  Были отзывы зрителей, что молчащий на протяжении всего спектакля Скрипач всё за всех доигрывает, досказывает, доживает, это просто воплощение души спектакля. Без этого образа, возможно, было бы труднее передать дух спектакля, его атмосферу, выразить душу всего еврейского народа.

Но времена меняются – Олег Родовильский уезжает «на родину своих исторических предков», в Израиль, и место Скрипача на крыше занимает однокурсник Олега – Альберт Халмурзаев, который по распределению  репетировал роль студента из Киева Перчика. И в срочном порядке на роль Перчика был переведён из массовки совсем ещё юный тогда Анвар Картаев. Такая срочная театральная рокировка надолго прописала Альберта на роль Скрипача и Анвара на роль Перчика.

Сцена из спектакля

На роль главного героя Тевье-молочника, как и на многие другие роли в этом спектакле, режиссёр изначально поставил только одного исполнителя. Тогда это был молодой артист нового поколения в театре Джалол Юсупов. Артисту роль давалась очень трудно. Был период, когда он не мог шагнуть дальше первого своего монолога. И это было можно понять: молодому артисту, прожившему к тому времени  двадцать пять лет на узбекской земле, в семье, сохраняющей все узбекские традиции, нужно было взять на себя обстоятельства совершенно иного уклада жизни, традиций, возраста и менталитета, чтобы почувствовать душу еврейского народа и воплотить её на сцене. Дело доходило до отчаяния и самоотвода артиста. Но в самый кризисный момент он получил поддержку режиссёра, всех артистов, занятых в спектакле, и даже администрации театра.

В дальнейшем с каждым спектаклем Джалол Юсупов всё больше и больше вживался в эту роль. Всё точнее и тоньше по эмоциям и глубине чувств у него стали получаться сцены со своей женой Голдой. Здесь, видимо, сказывалось ещё обстоятельство, что Джалол и Фатима учились на одном курсе в театральном институте и за пять лет настолько стали друг друга чувствовать как партнёры, что их сценическая жизнь производила впечатление, что они  и в жизни супруги, хотя на тот момент у каждого уже была своя семья, дети. А в сценах с дочерьми зрителю трудно было не поверить, что перед ними отец пяти дочерей, к каждой из которых у него особое отношение, хотя любит он их всех одинаково, и душа болит за каждую одинаково.

Джалол Юсупов был бессменным Тевье до 2006 года. А потом пути Господни оказались неисповедимы – артист решил полностью посвятить себя кинематографии, для чего ему пришлось оставить свою театральную службу. Спектакль был под угрозой полной остановки на долгий срок, так как у Джалола Юсупова не было дублёра. А роль огромная – Тевье на протяжении более трёх часов практически всё время на сцене. И ввести артиста на эту роль в короткие сроки  - было очень и очень непростым делом.

Но с этим достаточно успешно справился один из уже ведущих к тому времени артистов театра – Альберт Халмурзаев, которого в срочном порядке переводят на роль Тевье с роли Скрипача на крыше. К тому времени артистом уже было сделано несколько серьёзных ролей, был хороший сценический опыт – и это всё позволило ему в короткие сроки встроиться в роль Тевье, чтобы не было репертуарного простоя спектакля. Конечно, в этом срочном вводе сыграла свою роль репертуарная политика театра: спектакль на тот момент был одним из самых кассовых, имел большой успех и спрос у зрителя. Для театра всегда имеет смысл сохранять в репертуаре спектакли с такими характеристиками.

Сцена из спектакля

А на роль Скрипача на крыше режиссёр поставил молодого тогда ещё артиста Абида Абдурахманова, который по сей день доносит до зрителей образ, без которого в традиционном еврейском укладе не мыслились ни рождение ребёнка, ни свадьба, ни похороны, образ, который настойчиво пытается удержаться на покатой крыше жизни.

Времена меняются – спектакли остаются.

В спектакль «Скрипач на крыше» изначально было вложено такое количество любви, актёрского таланта и души всех, кто принимал участие в его постановке – видимо, всё это и обеспечило спектаклю такую долгую сценическую жизнь. И пусть эта жизнь продлится ещё многие-многие годы, даря зрителям радость общения с великим искусством – с тем, что называется ТЕАТР.   

 

Художественный руководитель

проекта audiobook.uz,

режиссёр

Елена Бурова

 

0 comments

Leave a comment