ПРЕДАНИЯ О НАВОИ. Степная полынь и никчёмные стихи

Posted by Елена Бурова on

Картинка к Преданиям о Навои

Жил в одном кишлаке джигит по имени Рахманкул. Он рано лишился отца, из родных у него осталась лишь старая мать. Все их богатство составляла корова. Рахманкул собирал в степи полынь и торговал ею на базаре. Мать ухаживала за коровой. Так жили они, едва сводя концы с концами. Но однажды Рахманкулу вдруг захотелось стать шаиром. Он сочинил стихи и прочитал односельчанам. Один из них сказал:

- Похоже, Рахманкул, из тебя мог бы выйти большой поэт. Но притом, как ты живёшь, вряд ли тебе это удастся. Мой тебе совет: забери, что нажил, и отправляйся в Герат. Говорят, там живёт пир – учитель поэтов, высокочтимый Навои. У него ты сможешь научиться.

Рахманкул решил последовать совету. Однако где достать денег? У него не было отложено ни одной таньги. Решил он продать корову. Мать воспротивилась:

- Сказано: расстался с животиной – расстался с жизнью, - отговаривала она сына.

Но Рахманкул стоял на своём:

- Вот вернусь шаиром, тогда не одну – пять, шесть коров заведём. Добро – дело наживное.

В конце концов мать уступила. Продал Рахманкул скотину и отправился в Герат. Там он узнал, что Навои путешествует со своим другом Хусейном Байкарой. Ждал его юноша десять дней и истратил все свои деньги. Рахманкул попробовал наняться истопником к самсапазу – ничего не вышло, поработать подручным у шашлычника – тоже не получилось. Пришлось ему просить милостыню.

Как-то сидел он, попрошайничая, на людной улице. Мимо прошли два степенных человека. Одному из них, постарше, встречные низко кланялись, прикладывая руку к груди, и почтительно смотрели вслед. Человек этот приветливо отвечал, а некоторых останавливал и расспрашивал о чём-то. Тут Рахманкул услышал: «Хазратим, ваша светлость». Догадавшись, что это и есть светлейший Навои, он последовал за ним.

Навои жил в усадьбе на окраине города. Рахманкул оказался в прекрасном саду. Цвели дивные цветы, звучали трели соловья и голоса попугаев. На аллеях расположились юные ученики – муллавачча и читали книги. Завидев Навои, они встали. Поэт поговорил с каждым. Взгляд его упал на Рахманкула. Тот поспешно поздоровался и спросил:

- Это вы пир – учитель шаиров Алишер Навои?

- Да, я Алишер Навои, но не учитель шаиров. Слушаю тебя, джигит. Вижу, у тебя ко мне дело. Говори, не стесняйся.

- Вы угадали. Я действительно к вам пришёл по очень важному делу. Хочу попросить вас взять меня к себе в ученики и научить сочинять стихи.

Услышав это, юные муллавачча прыснули от смеха. Навои глянул на них – воспитанники сразу уселись на свои места и принялись читать книги. Навои пригласил Рахманкула к сури – деревянному помосту, велел подать чаю, лепёшек. Рахманкул поел, попил и только потом рассказал о себе, о своём кишлаке, о матери и корове, о том, как захотел стать шаиром и приехал в Герат научиться этому у пира Алишера Навои.

Внимательно выслушав, Навои достал лист бумаги, калам и, протянув гостю, предложил:

- Напишите здесь свои стихи.

Рахманкул думал-думал, но ничего ему в голову не пришло. Он объяснил:

- Стихи у меня не получились – вдохновение не пришло.

- Тогда, - попросил Навои, - прочтите что-нибудь из ваших любимых поэтов.

Рахманкул стал вспоминать, но так ничего и не вспомнил.

- Досточтимый учитель, - признался он, - что-то не могу вспомнить стихов. Лучше прочитайте вы.

Навои улыбнулся, затем после некоторого раздумья предложил:

- Может, тогда исполните какой-нибудь напев?

Рахманкул взял из рук Навои танбур, стал настраивать, но так и не смог. Тогда Алишер Навои попросил у него танбур и, вмиг настроив, вернул. Как ни пытался Рахманкул сыграть мелодию на танбуре, ничего у него не вышло. Навои, внимательно наблюдавший за ним, сказал:

- Послушайте, джигит. Чтобы стать шаиром, надо обладать, по крайней мере, тремя достоинствами. Одно из них – быть начитанным, знать наизусть стихи больших поэтов…

- А вы сами знаете наизусть этих поэтов? – перебил его Рахманкул.

- Может, не всех, но кое-какие стихи храню в памяти, - ответил Навои и продолжал:

- Второе: стать шаиром – огромный кропотливый труд. Надо постоянно учиться, повторять выученное. Ведь человек не рождается поэтом. Только после долгих трудов и упорных занятий он становится шаиром. А свои способности можно развить лишь в каждодневных упражнениях и занятиях.

- А вы тоже каждый день занимаетесь?

- Да. Так вот. Третье условие – умение исполнять напевы и хорошо играть на сазе. Кто не может сложить песню, играть на сазе и подбирать мелодию к своим стихам, тот не может быть поэтом. Вы говорили, что собираете хворост, полынь и продаёте на базаре. Этим вы облегчаете жизнь обездоленных людей – бедных вдов, старух. Вот если бы все те, кто пишет по всякому поводу, кто именует себя шаиром, делали то же самое! Хотя бы собрали, выйдя в поле,  вязанку хвороста и обогрели лачугу бедняка. По мне, чем писать никчёмные стихи, во сто крат полезнее собирать степную полынь и тем добывать свой хлеб. Вот, возьмите, юноша, деньги и возвращайтесь к себе в кишлак, купите корову и порадуйте сердце старой матери. Вам же самому желаю не избегать никакого труда.

Рахманкул поблагодарил мудрого поэта и вернулся в родное селение.

«Книга Изречений. Восточные миниатюры» Т., «Фан»,1992 г.

0 comments

Leave a comment