Корзина
Ваша корзина пуста.

МИРОВЫЕ ЗНАМЕНИТОСТИ, КОТОРЫЕ ВОСХИЩАЛИСЬ ДОСТОЕВСКИМ И НЕНАВИДЕЛИ ЕГО

14 июля 2017 г.

 

Фёдор Михайлович Достоевский


Эйнштейн зачитывался Достоевским, Фрейд с ним спорил, Набоков - ненавидел. Режиссер Акира Куросава сделал японцем князя Мышкина – и японцы влюбились в книги великого писателя. Поговаривали, что портрет Достоевского висел в кабинете у Гитлера, а «главный пропагандист» Рейха Йозеф Геббельс 
зачитывался романами этого русского писателя, как и у него на Родине. Сегодня Достоевский – один из самых цитируемых и один из самых переводимых русских писателей в мире.

Альберт Эйнштейн о Достоевском
 
Великий учёный отзывался о Достоевском едва ли не восторженнее, чем многие писатели. Казалось бы, знаменитый физик должен был в числе своих кумиров в первую очередь назвать предшествовавших ему учёных. Но Эйнштейн заявил: «Достоевский дал мне много, необычайно много, больше Гаусса». Работы Гаусса помогли Эйнштейну разработать математическую основу теории относительности. Возможно, философия Достоевского натолкнула физика на идеи, которые он использовал в своих работах.
 
 
Альберт Эйнштейн о Достоевском «Достоевский дает мне больше, чем любой научный мыслитель, больше, чем Гаусс!»


Эйнштейн говорил, что ощущение высшего счастья ему дают произведения искусства. Для того, чтобы уловить это ощущение, понять величие произведения ему не нужно быть искусствоведом или литературоведом. Он признавался: «Ведь всё равно все подобные исследования никогда не проникнут в ядро такого творения, как „Братья Карамазовы"». В переписке с физиком Паулем Эренфестом Эйнштейн называл «Братьев Карамазовых» «самой пронзительной книгой», которая попадала ему в руки.
 
Фридрих Ницше: философ, учившийся у Достоевского
 
Знаменитый философ говорил, что знакомство с творчеством Достоевского «принадлежит к самым счастливым открытиям» в его жизни. Он считал Достоевского гением, созвучным его мировоззрению, «единственным психологом», у которого ему было, чему научиться.
 
Особенно Ницше восхищался «Записками из подполья». Он писал, что при чтении этой книги в нём «сразу же заговорил инстинкт родства». 
 
 
Фридрих Ницше о Достоевском: «русский пессимист»


Однако, восхищаясь, Ницше свидетельствовал, что у Достоевского ему не близок «русский пессимизм» и даже называл писателя поборником «морали рабов», а многие выводы писателя – противоречащими его «потаённым инстинктам».
 
Франц Кафка – «кровный родственник» Достоевского
 
Ещё один сумрачный автор, почувствовавший «родство» с Достоевским. Кафка писал любимой женщине Фелиции Бауэр, что русский писатель – один из четырёх авторов в мире, с которым он чувствует «кровное родство». Правда, в письме он пытался убедить Фелицию, что не создан для семейной жизни. Ведь из четырёх упомянутых им писателей (Достоевский, Клейст, Флобер, Грильпарцер) женился только Достоевский
 
 
Франц Кафка – «кровный родственник» Достоевского


Отрывки из романа «Подросток» Кафка с восторгом читал другу Максу Броду. Тот в воспоминаниях отмечал, что именно пятая глава романа во многом предопределила своеобразный стиль Кафки. 
 
Зигмунд Фрейд: спор с Достоевским
 
«Отец психоанализа» не ограничился упоминаниями Достоевского. Он написал о нём целую работу – «Достоевский и отцеубийство». Фрейда интересовали не столько художественные достоинства романов русского классика, сколько его идеи. Как писателя Фрейд ставил Достоевского в один ряд с Шекспиром, называя «Братьев Карамазовых» величайшим романом из написанных в мире. И шедевр в шедевре – «Легенда о Великом Инквизиторе» из этого же романа, «одно из высочайших достижений мировой литературы». 
 
 
Зигмунд Фрейд: спор с Достоевским


Но как моралист, Достоевский-мыслитель, по оценке Фрейда, сильно уступает Достоевскому-писателю. Фрейд подчеркивал, что Достоевский мог стать «Учителем и Освободителем» людей, но предпочёл присоединиться «к их тюремщикам».
 
Акира Куросава: как князь Мышкин стал японцем
 
Выдающийся японский режиссёр сделал Достоевского культовым среди японцев. Его фильм «Идиот» переносит действие романа в Японию – и демонстрирует, что поднятые Достоевским проблемы актуальны для всех народов и культур.
 
Акира Куросава: как князь Мышкин стал японцем


Куросава признавался, что Достоевского он любил с детства за то, что тот честно писал о жизни. Писатель привлекал режиссёра особым состраданием к людям, участием, добротой. Куросава даже заявлял, что Достоевский превзошёл «границы человеческого», и что есть в нём «черта божеская». Сам режиссёр разделял взгляды писателя и из всех его героев особенно выделял Мышкина. Поэтому фильм «Идиот» он называл в числе своих самых любимых творений. Как говорил Куросава, делать этот фильм было нелегко – Достоевский как будто стоял у него за спиной. 
 

Акира Куросава. Идиот 1951.


Режиссёр, отдавший своей задумке много сил, даже заболел вскоре после окончания работы. Но он ценил фильм как попытку передать «дух» Достоевского и донести его до японских зрителей. Куросаве это удалось – ни на одну свою работу он не получал столько откликов.

Во многом благодаря Куросаве японцы полюбили русского классика. В 1975 г. известный японский критик Кэнъити Мацумото написал, что Достоевским японцы одержимы. Сейчас в Японии – очередной «бум» Достоевского: так,  в 2007 г. вышел новый перевод «Братьев Карамазовых» и немедленно стал бестселлером.
 
Эрнест Хемингуэй: как уважать Достоевского и не любить его книги
 

Эрнест Хемингуэй: как уважать Достоевского и не любить его книги.


Перу этого писателя принадлежат едва ли не самые противоречивые оценки Достоевского. В романе «Праздник, который всегда с тобой» Хемингуэй посвятил разговору о Достоевском целый эпизод. 

Хемингуэй, как и большинство известных зарубежных деятелей, читал романы в переводе. Так, Америке «вкус к Достоевскому» привила переводчица Констанс Гарнетт. Ходила даже шутка, что американцы любят не русскую классику, а Констанс. 
 
 
Русский писатель Достоевский и переводчица его романов на английский Констанс Гарнетт


Герой Хемингуэя, имеющий автобиографическую основу, признавался, что даже «облагороженный» перевод не спасает стиль романов: «как может человек писать так плохо, так невероятно плохо». Но при этом идея, дух остаются – тексты невероятно сильно воздействуют на читателя.

Но перечитывать Достоевского, несмотря на сильное воздействие, Хемингуэй отказался. Он описывал некое путешествие, в котором у него с собой была книга «Преступление и наказание». Но он предпочел заниматься немецким языком, читать газеты, только бы не браться за великий роман. Однако «Братья Карамазовы» всё равно вошли в список самых важных для Хемингуэя книг.
 
 

Источник: http://www.kulturologia.ru/
 
 
 
 
 

 

Комментарии
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Заголовок комментария:
Комментарий: